«Росгосстрах» потребовал в Лос-Анджелесе от экс-владельца более $200 м

«Росгосстрах» потребовал в Лос-Анджелесе от экс-владельца более $200 млн «Росгосстрах» подал иск к своему бывшему владельцу Данилу Хачатурову. Его адвокат называет требования голословными и заявляет об отсутствии претензий от аудиторов и ЦБ Данил Хачатуров

Страховая компания «Росгосстрах» (РГС) в сентябре подала иск в Высший суд штата Калифорния по округу Лос-Анджелес к своему бывшему владельцу Данилу Хачатурову. Согласно исковому заявлению, которое изучил РБК, в период с 2012 по 2017 год «Росгосстрах» потерял на договорах перестрахования (предусматривают передачу части ответственности по страховому контракту другой компании— перестраховщику) $205 млн и просит взыскать их с бизнесмена. По версии истца, средства, которые должны были обеспечить РГС перестраховочным покрытием, обеспечили «выгоду для Хачатурова и связанных с ним лиц через различные фиктивные компании».

Представитель РГС подтвердил подачу иска. «Мы считаем, что действия Данила Хачатурова причинили ущерб компании «Росгосстрах» на сумму более чем $205 млн. При этом общая сумма сомнительных договоров, заключенных бывшими топ-менеджерами «Росгосстраха» в период с 2012 по 2017 год,превышает $400 млн»,— заявил он. РБК направил запрос в ЦБ.

Такие претензии к Хачатурову РГС формулирует впервые, хотя в российской юрисдикции уже идут судебные процессы между сторонами. В арбитражах в России рассматриваются иски на 1,3 млрд руб. от РГС— они связаны со сделками с активами страховой компании, которые проводились, покаХачатуров возглавлял РГСнезадолго до санации «Открытия». По следам этих сделок МВД в прошлом году завело дело о нанесении ущерба РГС, но в отношении неустановленных лиц. Брат Данила Хачатурова и бывший топ-менеджер компании Сергей Хачатуров в июле был приговорен к восьми годам колонии за хищение 8 млрд руб.: по версии следствия, бизнесмен похитил средства при продаже 3,5% РГС банку «Траст». Данил Хачатуров заявлял, что его брат, наоборот, «фактически подарил активы на 90 млрд руб.».

Адвокат Хачатурова Алексей Мельников назвал иск «абсолютно голословным» и не подтвержденным необходимыми доказательствами. Он подчеркнул, что Данил Хачатуровкак президент компании«никогда лично не занимался вопросами перестрахования».

Хачатуров живет в округе Лос-Анджелес или рядом, утверждается в иске РГС: этим и объясняется выбор суда, в который было подано заявление (Мельников, в свою очередь, не стал комментировать,где находится Хачатуров). В январе 2020 года бизнесмен купил особняк за $35 млн в Трусдейл Истейтс, одном из престижных районов Беверли-Хиллз, писал портал Dirt. Издание утверждает, что это одна из крупнейших резиденций в районе. Площадь особняка превышает 20,5 тыс. кв. м. Forbes в 2017 году оценивал состояние Хачатурова в $2 млрд, в более поздние списки он не входил.

Хачатуров с марта 2020 года является СЕО зарегистрированной в Калифорнии компании VR Corporation, свидетельствует реестр компаний штата.

Что случилось с «Росгосстрахом»

Данил Хачатуров начал покупать акции тогда еще государственного «Росгосстраха» вместе с партнерами в 2001 году, когда работал топ-менеджером также принадлежащей государству «Славнефти». В 2004 году, когда страховщик уже стал лидером рынка, Хачатуров возглавил компанию.

Первые проблемы у РГС начались в 2008 году из-за резкого обесценивания недвижимости на фоне кризиса, писал Forbes. Компания группы «РГС-Недвижимость» владела значительным количеством объектов в регионах, нежилыми помещениями, где раньше размещались офисы страховой группы. Кроме того, сам Хачатуров инвестировал в строительство бизнес-центров, которые обернулись многомиллионными потерями, рассказывал экс-финансовый советник РГС Роман Борисович.

Другой проблемой «Росгосстраха» годы спустя стала убыточность ОСАГО. Первый убыток (5 млрд руб.) РГС получил в 2015 году, по итогам 2016 года он достиг уже 33,3 млрд руб. Хачатуров говорил «Ведомостям», что с неизменностью тарифов и изменением регулирования продажа ОСАГО стала убыточной, но компания, занимавшая крупнейшую долю по этому продукту, не могла уйти с рынка.

Уже в 2016 году на фоне убытков владелец «Росгосстраха»— «РГС-Холдинг» (компанией владел Сергей Хачатуров)— докапитализировал страховщика на 2,7 млрд руб. Еще 10 млрд руб. РГС привлек через допэмиссию, но спасти компанию от убытков это не помогло.

На этом фоне владельцы РГС решили объединиться с частной банковской группой «Открытие» Вадима Беляева. Изначально предполагалось, что страховщик передаст свой бизнес в «Открытие», а в обмен Хачатуров получит долю в «Открытие Холдинге» Беляева, через который тот контролировал одноименный банк, НПФ и другие компании. Так должна была появиться крупнейшая частная финансовая группа с активамиболее чем на4 трлн руб.

Сразу после продажи основных активов «Открытию» летом 2017 года ЦБ забрал банк на санацию— вместе с ним государству достался и «Росгосстрах». Новый менеджмент стал критиковать работу бывших собственников. Михаил Задорнов, возглавлявший ВТБ24 и готовившийся стать главой уже государственного «Открытия», в 2017 году заявил, что в РГС «сверху донизу царило воровство» и бизнес-модель компании «никогда не была направлена на то, чтобы приносить акционерам легальную прибыль». Хачатуров, в свою очередь, отвечал Задорнову: «Чтобы украсть у самого себя, можно придумать гораздо более простой способ, нежели положить на это 15 лет жизни и сотни миллиардов рублей вложений, чтобы построить компанию— лидера рынка во всех видах страхования». Спасение «Росгосстраха» обошлось Центробанку в 66 млрд руб., утверждается в иске РГС.

В начале сентября «Открытие» и другая «дочка» ЦБ «Траст» (занимается проблемными долгами) также подали иск к Беляеву в Верховный суд штата Нью-Йорк, где последний живет под фамилией Вольфсон. Его обвиняют в выводе сотен миллионов долларов из банка в 2016–2017 годах.

Какие претензии предъявляют Хачатурову

Истец утверждает, что Хачатуров «управлял схемами по перераспределению активов компании на сотни миллионов долларов, направляя деньги, полученные РГС от клиентов в России, в собственные карманы и своим партнерам». Расследование операций, проводившихся в 2012–2017 годах, в РГС начали в 2018 году с помощью «независимой аудиторской фирмы» (ее название в иске не раскрывается). «Результаты были поразительными»,— говорится в иске. РГС, как утверждается в документах, перевел более чем $400 млн спорным брокерам по договорам перестрахования, включая швейцарский Hansa и Mobilus (под таким названием работал латвийский страховой брокер, ликвидирован в 2018 году). Связаться с Hansa РБК не удалось: на адрес электронной почты компании не доходят письма, по телефону, указанному на сайте, не отвечают.

Страховые брокеры, с которыми работал РГС, имеют множество признаков компаний-пустышек, утверждается в иске: ограниченная информация о них в публичном поле не соотносилась с объемом операций, которые они проводили, брокеры несколько раз меняли названия и были «связаны с бывшими сотрудниками РГС». «Многие контракты с брокерами использовались как способ незаконного присвоения денежных средств»,— пишет истец.

Как выяснили аудиторы РГС, получив контроль над компанией (в 2010 году был выкуплен последний пакет акций, остававшийся под контролем государства), Хачатуров в июле 2011 года одобрил изменение положений о перестраховании в «Росгосстрахе». Департамент перестрахования РГС отменил формальные процедуры отбора и утверждения перестраховочных брокеров, перестал вести соответствующую документацию, а также отменил процедуры KYC (know your customer —«знай своего клиента») и проведения due diligence в отношении перестраховочных брокеров, утверждается в иске. Затем было отменено и требование о необходимости подтверждать «профессиональную надежность перестраховочных брокеров», департамент при этом получил возможность единолично выбирать контрагентов для перестрахования. Истец утверждает, что подобные пробелы в политике compliance (внутреннего контроля) компании «были использованы Хачатуровым для личной выгоды».

Аудиторы посчитали, что контракты с подозрительными брокерами могли быть заключены не на рыночных условиях: в них «завышались премии», многие контракты были «вторичным покрытием» (РГС уже имел договоры страхования «похожих рисков»); наконец, они могли не иметь «вообще никакой бизнес-составляющей». Одновременно игнорировались сразу несколько этапов одобрения платежей по таким договорам. Аудиторы оценили ущерб для РГС только от этих операций как минимум в $205 млн.

Истец считает, что сумма требований может вырасти: «Убыточная схема с перестрахованием— лишь один из примеров правонарушений Хачатурова, другие расследуются». Схема с перестрахованием привлекла внимание и российской Федеральной налоговой службы, заявляет РГС: налоговики начислили компании 1,87 млрд руб. в виде дополнительных налогов и штрафов (за какой период произошли начисления, не уточняется; РБК не обнаружил подобных исков в картотеке арбитражных дел). РБК направил запрос в ФНС.

Кроме того, «Росгосстрах» в иске утверждает, что «Хачатуров намеренно и без уведомления или согласия РГС присвоил еще неопределенную сумму со счетов компании, переводя средства на счета, связанные с ним самим или его партнерами». РГС предполагает, что она превышает $205 млн. В частности, страховая компания утверждает, что Хачатуров получил около $10,1 млн на личные нужны из средств РГС, а также управлял распределением еще $21,9 млн между близкими к нему лицами.

РГС добивается получения судебного запрета, запрещающего Хачатурову или кому-либо, действующему от его имени, каким-либо образом растрачивать активы, связанные со страховой компанией.

РГС просит суд взыскать с Хачатурова $205 млн в виде компенсации ущерба за нарушение им фидуциарных обязанностей как гендиректора и президента РГС. Кроме того, истец рассчитывает на возмещение не менее $35 млн различных претензий, в том числе средств, которые РГС пришлось уплатить налоговикам ($25 млн), и денег, которые, по мнению РГС, Хачатуров получил на личные нужны ($10,1 млн). Истец просит суд создать траст, куда былибы переданы спорные активы. В деле естьпретензии и к другим ответчикам (к кому— в документах не раскрывается).

Перспективы иска

«В компании, естественно, были приняты все необходимые регламенты, которые стандартно должны быть в страховой компаниив строгом соответствии с российским законодательством и требованиями ЦБ»,— прокомментировал Алексей Мельников. Отчетность страховой компании постоянно проверялась, подчеркнул он.

«Никаких замечаний со стороны международных аудиторов или надзорного органа— ЦБ— не было. Создается впечатление, что инициаторы данного иска перепутали пиар-агентство с судом штата Калифорнии, где им придется по-настоящему доказывать свои фантазии на тему права»,— добавил Мельников.

Ответчики в США могут заявить в суде, что спор является корпоративным, говорит партнер адвокатского бюро «Кульков, Колотилов и партнеры» Олег Колотилов. Так как «Росгосстрах» санировался государством, суд может признать, что дело подсудно исключительно России, добавляет он и отмечает, что в СШАв отличие от Лондонанет сложившейся практики рассмотрения споров уехавших из СНГ предпринимателей.

По сравнению с Великобританиейв США предусмотрено более широкое раскрытие доказательств, стороны должны раскрывать абсолютно все документы по делу, отмечает партнер Double Bridge Law Сергей Усоскин. «Еще одно преимущество именно американского судебного решения— возможности Соединенных Штатов по его исполнению: от раскрытия трастов до вынуждения банка перечислить средства со счета ответчика, например, в бермудском филиале банка для взыскания. Такой иск— это только начало процесса, и разбирательство может пройти только через несколько лет. При этом у ответчика будет возможность требовать отказать в иске еще до раскрытия всех доказательств»,— указывает юрист.

https://www.rbc.ru/finances