Глава АСВ предложил новый подход к расследованию дел сбежавших банкиро

Глава АСВ предложил новый подход к расследованию дел сбежавших банкиров Поможет ли он взысканию выведенных из банков средств за рубежом Глава АСВ предложил помимо силовиков подключать к делам о выводе активов из банков другие структуры, их координацией мог бы заняться Минюст. В других странах делами сбежавших банкиров занимаются и финансовые регуляторы, и разведка Юрий Исаев

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предлагает координировать работу по расследованию дел о выводе активов из банков на более высоком уровне, рассказал глава АСВ Юрий Исаев в интервью телеканалу РБК. По его словам, в других странах к такой работе привлекаются регулятор рынка, прокуратура, финансовая разведка и другие ведомства.

Video

У силовых структур есть несколько проблем, считает Исаев: это и «перегруженность, и определенный уровень понимания сложности этих процессов». «Истории с банками, с выводами активов— это очень продуманныемногоярусные схемы, разобраться в них быстро сложно. Опыт у правоохраны нарабатывался годами»,— сказал глава АСВ. Сейчас «дела возбуждаются и реально расследуются», добавил он, но «былобы неплохо, чтобы эта работа в целом была на более высоком уровне скоординирована».

«Когда это история АСВ, правоохранительных органов и сбежавших банкиров— это один уровень. Другой уровень мы видим в ряде других стран, где эта работа централизована, где в ней участвуют соответствующий ликвидатор, как АСВ, и регулятор, и правоохрана, и прокуратура, и в том числе разведка и финмониторинг, и координируется это на более высоком уровне»,— перечислил глава АСВ. По его словам, агентство считает, что такое взаимодействие пошлобы на пользу, если есть желание «действовать быстро».

Координатором работы может стать Минюст, «потому что судебные процессы, в том числе зарубежные, они так или иначе от Российской Федерации находятся в ведении Минюста», считает Исаев. «Я думаю, что это вполне возможно, если Минюст согласится такую непростую работу возглавить, я думаю, что у других коллег тоже не будет возражений»,— сказал глава АСВ.

Десятки тысяч исков

АСВ ликвидирует больше 350 кредитных организаций и в связи с этим проводит множество судебных процессов. Исаев ранее говорил, чтосогласно законодательствуагентство обязано завершать каждую процедуру актом о невозможности взыскания, поэтому иногда приходится вести суды и по техническим кредитам. Так, только в 2019 году агентство направило в арбитражные суды и суды общей юрисдикции 77 тыс. исковых заявлений на общую сумму более 1,7 трлн руб. Всегоже на конец 2019 года было предъявлено более 500 тыс. исков на 3,45 трлн руб.

Обращений к силовыми структурам значительно меньше. За 2019 год АСВ обращалось в правоохранительные органы по 186 выявленным в ликвидируемых банкахпризнакам преступлений. Их основная часть связана с хищением средств банков и злоупотреблением полномочиями топ-менеджментом. Правоохранители возбудили 190 дел с учетом ранее поданных заявлений.

Крупнейшие кейсы

  • Дело бывшего владельца Межпромбанка Сергея Пугачева, который уехал в Великобританию в 2010-х годах и затемво Францию. АСВ судится с банкиром в обеих юрисдикциях. Требования к Межпромбанку насчитывают 72,5 млрд руб.
  • Дело совладельца Внешпромбанка (ВПБ) Георгия Беджамова и его сестры, экс-главы банка Ларисы Маркус. Маркус приговорена к 8,5 годапо делу о хищениях, Беджамов обвиняется в хищении 115 млрд руб., приговор еще не вынесен. Бывший банкир живет в Великобритании, где с ним судится АСВ. Дыра воВнешпромбанке превысила 200 млрд руб.
  • Схожие по размеру требования у АСВ и к владельцу банкротящейся «Югры» Алексею Хотину— предприниматель находится под домашним арестом в России, его обвиняют в растрате 290 млрд руб. средств банка, который преимущественно занимался кредитованием бизнеса своего владельца. Банкротство «Югры»— крупнейший страховой случай в России.

Нуженли координатор для охоты за банкирами

Сложность работы с процессами по выводу активов связана еще и с тем, что банкиры «готовились к таким неприятным последствиям для своего, с позволения сказать, бизнеса заранее, многие активы выведены из российской юрисдикции», напомнил Исаев. Судебные процессы за рубежом, по его словам,— «это очень дорогая работа, особенно в западных юрисдикциях». «У нас постоянно возникает дилемма: либо мы постоянно тратим на это деньги из конкурсной массы, либо мы должны в какой-то момент остановиться»,— отметил Исаев.

Например, в рамках дела Межпромбанка АСВ арестовало несколько вилл Сергея Пугачева во Франции, на Лазурном берегу. «Но для дальнейшей работы нужно все больше средств»,— говорит Исаев, поэтому агентство решило передать кейс инвестору— инвестиционной компании А1 (входит в «Альфа-Групп). «Они на свой страх и риск взяли финансирование этого кейса»,— сообщил Исаев. АСВ ждет результата и в зависимости от него будет распределять поступившие средства.

По словам партнера адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктории Бурковской, вопрос оплаты очень дорогих процессов, прежде всего зарубежных, остается открытым. «Невозможно эффективно вернуть активы, не имея источника финансирования работы адвокатов за рубежом. Создание координационного органа либо передача координации в Минюст никаким образом не помогают в решении этого вопроса»,— скептична она.

Передача координации расследований финансовых преступлений Минюсту, наделение регулятора дополнительными полномочиями или назначение независимого частного координатора судом, вероятно, повысит эффективность взаимодействия сторон, вовлеченных в расследования на территории России, указывает партнер E&Y Денис Королев. Но успех мероприятий по трансграничным финансовым расследованиям напрямую зависит от выстраивания работы с зарубежными партнерами, отметилэксперт.

Одна из главных проблем при расследовании— отсутствие эффективной коммуникации между органами исполнительной власти, которые осуществляют контрольную, надзорную и правоохранительную функции, а также органами судебной власти, обратил вниманиеруководитель отдела форензик КПМГ в России и СНГ Игорь Лебедев.

Например, органы финансовой разведки в лице Росфинмониторинга проводят огромное количество проверочных мероприятий, но по их результатам правоохранительные органы возбуждают кратно меньше уголовных дел, говорит эксперт. Росфинмониторинг, по данным ФАТФ (международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег), провел 40 тыс. расследований и направил 4 тыс. материалов в правоохранительные органы, что привело к возбуждению только около 450 уголовных дел, привел пример Лебедев. По мнению Лебедева, координирующим органом могбы быть именно Росфинмониторинг, потому что ведомство имеет рабочие контакты с правоохранительными органами и международные соглашения с большинством финансовых разведок мира.

Позиция МВД и ЦБ

Более тесного сотрудничества по финансовым преступлениям хотелибы и в МВД, но с Центральным банком. В прошлом году глава МВД Владимир Колокольцев просил председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину расширить доступ правоохранительных органов к сведениям, содержащим банковскую тайну. Он, в частности, указывал на то, что МВД несвоевременно информировали о ситуации в «Открытии» и Промсвязьбанке (оба банка ЦБ санировал в 2017 году)и в результате средства, в том числе деньги вкладчиков, были выведены за рубеж.

В целом банки, по словам Колокольцева, отказывают МВД в предоставлении материалов и документов, необходимых для проведения доследственных проверок. В ЦБ в просьбе МВД отказали. В пресс-службе регулятора отметили, что всегда оперативно информируют правоохранителей о предполагаемых преступлениях.

ЦБ и сам в ближайшее время может получить новые полномочия: согласно предложенному депутатами законопроектуБанк России сможет ограничивать право руководства и владельцев банков на выезд из страны в случае отзыва лицензии или санации банка.

«Расследование финансовых преступлений имеет четко разграниченные по функциям этапы. Выявление самого преступления происходит на стадии АСВ, когда агентство заходит в банк и видит, что дыра в банке не просто так. АСВ заходит вместе с Росфинмониторингом и ЦБ, а затем уже подключается правоохрана, которая квалифицирует, былоли совершено преступление и какое именно. Если правильно выполнять каждый шаг, профессионально и вовремя, то система будем работать. При этом расследования— это совсем не функционал Минюста»,— считает партнер юридической компании FMG Group Николай Коленчук.

https://www.rbc.ru/finances