Сбербанк и ЦБ разошлись в перспективах использования цифрового рубля

Сбербанк и ЦБ разошлись в перспективах использования цифрового рубля Сбербанк предложил превратить все безналичные рубли в цифровые, чтобы у ЦБ было больше возможностей для контроля операций, а банки не конкурировали с регулятором. Но в ЦБ это предложение посчитали «футурологичным»

Сбербанк разработал собственную модель выпуска и обращения цифрового рубля— предложил сделать все безналичные рубли цифровыми. Эту идею представил заместитель председателя правления Сбербанка Анатолий Попов на онлайн-встрече Банка России с участниками рынка, на которой обсуждалось внедрение цифрового рубля, передал корреспондент РБК.

Банк России осенью выпустил доклад, согласно которому крипторубль должен стать третьей формой денег наряду с наличными и безналичными и эмитироваться Банком России. Цифровой рубль, согласно этой концепции, может представлять собой цифровой код и храниться в специальном электронном кошельке в ЦБ— в отличие от безналичных денег, которые хранятся на счетах в коммерческих банках. Для обсуждения регулятор представил три модели реализации цифрового рубля: одна из них в принципе не предполагает участия банков в системе, в двух других они являются посредниками. В докладе есть еще одна модель, согласно которой цифровой рубль не доступен физлицам и юрлицам, а используется только для межбанковских расчетов, но ЦБ сразу сообщил, что не планирует ее применять.

Что предлагает Сбербанк

В презентации к выступлению Попова предлагается:

  • присвоить каждому рублю уникальный номер, что позволит его отследить;
  • присваивать этим деньгам «атрибуты» (например, указывающие, на что их можно потратить);
  • программировать цифровые рубли: проводить платежи по условиям смарт-контрактов (формат сделок, позволяющий, в частности, контролировать использование средств).

По словам Попова, проведение платежей по правилам смарт-контрактов может помочь решить проблему нецелевого расходования средств. Например, компании смогут перечислять деньги подрядчикам только на конкретные цели: закупку материалов или выплату заработной платы. «Или родители, которые отправляют подростка в школу, хотят ему дать деньги на обед и накладывают на эти средства смарт-контракт, чтобы нельзя было по ним отовариться в табачном киоске»,— привел еще один пример Попов.

В презентации сказано, что, по предложенным моделям ЦБ, возможности контроля цифровых рублей (присваивание номеров, атрибутов и создание смарт-контрактов) ограничены объемом эмиссии со стороны регулятора. Деньги клиентов коммерческих банков (а это большая часть денег в экономике) под контроль не попадают. «Мы предлагаем дать возможность токенизации всех безналичных рублей по единым правилам, установленным ЦБ»,— говорится в презентации.

По такой модели ЦБ не заменит банки в расчетах, не возникнет рисков денежно-кредитной политики, ликвидности и кредитования. При этом государство получит беспрецедентные инструменты контроля, а бизнес и финтех смогут создать новые продукты на базе смарт-контрактов, полагает Сбербанк.

Что не устраивает ЦБ

Первый зампред Банка России Ольга Скоробогатова в ответ заметила, что ЦБ и Сбербанк по-разному понимают эту концепцию. Цифровой рубль, по мнению регулятора, должен стать третьей формой денег и создаваться на основе распределенного реестра, объяснила она: «Ваше предложение [означает, что] это не нужно делать: у банков уже есть свои решения, свои платформы, на них нужно выпустить цифровые рубли, фактически заменив безналичные».

Речь по сути идет о копировании существующей системы с внедрением инноваций, которые дают распределенные реестры. Но при этом не решаются вопросы дополнительных возможностей для граждан, бизнеса и нефинансовой инфраструктуры в целом, считает Скоробогатова. «[Намбы хотелось] еще сделать новую инфраструктуру, которая дает новые возможности для бесшовных цифровых расчетов между всеми игроками и даст возможность сэкономить издержки отрасли в целом»,— сказала она. При этом ЦБ готов обсудить предложение по использованию смарт-контрактов при расчете цифровыми рублями, добавила Скоробогатова.

«То, что вы предложили, конечно, очень футурологично. Понятно, что такая система с такими масштабами экономике точно не нужна»,— прокомментировал предложение Сбербанка первый зампред ЦБ Сергей Швецов.

Чего опасаются банки

Попов также заметил, что предложенная регулятором модель заставляет банки и ЦБ конкурировать за деньги клиентов. «Система, когда часть балансов у клиентов хранится в банке, часть— на кошельке в ЦБ, <…> противопоставит банки и ЦБ. Начнется конкуренция: у кого баланс лучше и больше. И вместо того чтобы система развивалась и создавала новую сущность, получится какая-то конкурентная система»,— сказал он.

Швецов отметил, что расчеты цифровым рублем действительно будут конкурировать с безналичными, чтобы улучшать и то, и другое. «Выже тоже конкурируете с другими банками за интерфейс, за клиентское качество»,— привел он пример. При этом Швецов напомнил, что ЦБ не планирует начислять проценты на крипторубль (в отличие от банков, которые начисляют проценты как на вклады, так и зачастую на накопительные счета, позволяющие оперативно изымать с них деньги).

О том, что при введении цифрового рубля ЦБ начнет конкурировать с банками за клиентов, говорил и глава ВТБ Андрей Костин. По его словам, пока не ясно, «как коммерческие банки будут встраиваться [в систему цифрового рубля] и каким образом смогут сохранять бизнес». «Занятие бизнесом— это точно не занятие ЦБ»,— подчеркивал он.

Одна из моделей участия банков в обращении цифрового рубля, которую предложил ЦБ (модель D), даст возможность использовать клиентские отношения, уже выстроенные банками, добавила Скоробогатова: «По модели D, банк на платформе ЦБ по поручению клиента открывает кошелек, делает платежи и так далее». По ее словам, в ходе обсуждений большинство банков высказались именно за эту модель. Как следует из доклада, такая концепция предполагает, что ЦБ открывает и ведет кошельки банкам и финансовым посредникам на своей платформе. В свою очередь банки и другие организации открывают и ведут кошельки клиентам, проводят процедуры противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма, предоставляют клиентам мобильные приложения для осуществления расчетов по кошелькам и проводят сами платежи.

Евгения Чернышова
https://www.rbc.ru/finances